?

Log in

No account? Create an account

Интересное в сети!

Курьезы, юмор, а иногда и жесть, все это вы найдете здесь;)

Previous Entry Share Next Entry
Пьяные холостяцкие вечеринки провинциальной Австралии
dymontiger
Фотограф Ингвар Кенне узнал от друга о существовании балов для холостяков и холостячек — и с трезвой головой окунулся в алкогольные вечеринки жителей провинциальной Австралии.




Балы холостяков и холостячек (Bachelor and Spinsters Balls) — популярное развлечение молодежи в сельской местности Австралии. Изначальная затея была в том, чтобы объединить людей, живущих на расстоянии в сотни километров друг от друга, и, возможно, помочь им найти отношения. Спустя годы «балы» превратились в огромную попойку, а поиск партнеров отошел на второй план. Цена билета на такое мероприятие стартует с 80 австралийских долларов; в стоимость, как правило, входит безлимитный алкоголь и ужин, а часть денег организаторы жертвуют на благотворительность. Гуляния продолжаются до утра, уставшие спят в палатках или домах на колесах. Помимо алкоголя главными развлечениями становятся концерт и обливание друг друга пищевыми красителями.

За три года фотограф Ингвар Кенне посетил десять таких балов — материала собралось на целую книгу. «Откуда появляется эта необходимость массово напиться в хлам, ввести себя в ступор? Может, из-за жизни в одиночестве на огромных фермах, где ты постоянно работаешь и нуждаешься в социализации, хотя бы на 24 часа?» — говорит он. «Во всем мире существуют подобные сборища: весенние каникулы в США, праздник середины лета в Швеции, танцевальные вечеринки на Ибице. Разная экспозиция, но суть та же».

Ингвар Кенне:

— Друг, знакомый с моими работами, посоветовал мне взглянуть на австралийские балы холостяков и холостячек — мероприятия в отдаленных частях Австралии, изначально предназначенные для преодоления расстояния и одиночества. Я не делал никаких исследований, кроме статьи в «Википедии». Этого было достаточно, чтобы в 2017 году принять решение пойти на первый бал. Я не был его прямым участником — в том смысле, что не напивался.

Сразу стало понятно, что эти собрания были для меня совершенно чужими. Позиция чужака мне привычна, хотя быть в ней страшновато. Камера становится моим укрытием. Роль фотографа — главная, возможно, единственная причина, по которой я оказываюсь в новом для себя месте: я могу быть принятым в группу, сохраняя при этом статус незнакомца.

За эти три года я посетил десять балов. Я не разбирал материал до самого конца съемок проекта — не хотел, чтобы полученные работы диктовали мне, что я должен фотографировать дальше. Я хотел исходить из ситуации, а не предубеждений. Этот подход я использую во всех своих проектах.



Мой рабочий процесс очень замкнутый, как будто я работаю в личном вакууме. Фотографии и разговор, в который они меня вовлекают после, — вот что двигает этот процесс вперед. Все становится приземленным, когда квадрат фотографии запечатлевает момент приостановленной гармонии и хаоса. В реальности же все эти обнаженные человеческие желания, эмоции и ослабевшие конечности продолжают неистово танцевать.

Не испытав себя в обрядах посвящений и церемониях инициации, мы явно забыли о том, что древние культуры чтили свою молодость через символический переход во взрослую жизнь. Как это влияет на нашу идентичность, наши традиции и то, к какому племени мы принадлежим? Мы живем в глобализованном мире и независимо от того, где находимся территориально, все получаем через интернет и алгоритмы одну и ту же информацию.

Возможно, этот проект о том, как мы все сбились с пути, оторвались от прошлого и утвердились в ощущении, что завтрашний день не имеет большого значения, — поэтому у нас появилось стремление принадлежать к чему или кому угодно.



Будучи намного старше посетителей этих балов, я не мог остаться незамеченным. Но я зря тревожился, что это будет помехой: меня пригласили участвовать, дали снять все, что я хотел, постоянно просили что-то сфотографировать. Это поколение, которое хочет, чтобы его увидели, отметили на снимке, поделились: для них это валюта.

Обстановка на этих мероприятиях достаточно напряженная, и в первый раз мне было трудно понять, что происходит. Вы входите на пыльную выставочную площадку на полторы тысячи человек, и зрелище пугает. Вам много раз кажется, что вот сейчас начнется какой-то ужас. На каждом балу случалась пара стычек — но это удивительно мало, учитывая количество людей и потребляемого алкоголя. Люди развлекаются, им не до драк.

Мой продюсер договаривался о разрешениях на съемку. В качестве благодарности я отправлял часть фотографий для размещения на страницах в соцсетях. Большинство снимков сделаны, когда герои в пьяном оцепенении, и иногда создается впечатление, что они в отключке, — но я никогда не фотографировал людей без сознания.



Люди действительно гордятся созданной ими субкультурой. Они нашли замкнутое, но публичное пространство, где могут быть в безопасности. Это место предназначено для того, чтобы выходить за рамки общественных норм и отклонять то, что приемлемо.

У меня нет ожиданий относительно того, как зритель будет переживать снимки. Фотография — это путешествие, в которое я отправляюсь ради себя, чтобы объяснить жизнь вокруг. Если вы фотографируете реальное, то какие уж тут ожидания.

Повествование приходит ко мне в самом конце: камера закрывается, работы просеиваются, создается последовательность. Разговора со снимками мне достаточно.


















































©


Posts from This Journal by “Развлечения” Tag


promo dymontiger июнь 21, 2018 11:00 43
Buy for 100 tokens
В 2013 году я писал пост о доме в деревне, где провел детство и сейчас летом часто там бываю. С тех пор многое изменилось, но обо всем по порядку. Бабушка умерла, ее дети: моя мама и две ее сестры решили преобразить родительский дом. Начали в прошлом году с крыши. Сейчас материалов много,…

  • 1
оспадя тупорылые

Edited at 2019-07-05 11:06 am (UTC)

да, ебланы и прочее
но меня теперь мучает один вопрос.
а в австралии все голубоглазые?

стильно,модно,молодёжно.

Культурно люди отдыхают.

На бал это мало похоже.

  • 1